t_itanium (t_itanium) wrote,
t_itanium
t_itanium

Без Визы и Мастера как без воды. Вторая серия

Ватники, опять ваш выход на сцену. Что скажете? НПС уже почти готова?

…Создать национальную платежную систему необходимо, но сделать это в короткие сроки не получится. Поэтому выдавливание из России Visa и MasterCard — бессмысленный и опасный процесс…

…гнать Visa и MasterCard c российского рынка, не построив работающую альтернативу, глупо и опасно. «Если мы будем создавать чисто национальную карточку, то перспектива ее работы за рубежом — это необозримое будущее и необозримые затраты, — уверен Владимир Кузнецов. — Для этого есть международные системы, которые над всем этим успешно работали десятки лет. Мы же фактически только вышли из пеленок. Поэтому развивать НПС за рубежом — это утопия. И China Union Pay нам тут вряд ли поможет. Да, это массовая международная платежная система, но массовая она только для Китая. Ее инфраструктура за рубежом в разы меньше, чем у Visa или MasterCard»…

Дискуссия вокруг национальной системы пластиковых карт (НСПК) вышла на новый этап. На прошлой неделе приглашенные Центральным банком эксперты выбирали, какая из отечественных платежных систем больше подходит на роль общенациональной: «Универсальная электронная карта» (УЭК) Сбербанка или новосибирская «Золотая корона». Оценивали по ряду параметров — от программного обеспечения и чипа до количества банкоматов, готовых к работе. По результатам голосования предпочтение отдали «Золотой короне». Правда, отрыв от УЭК вышел минимальным: из двух возможных баллов «Золотая корона» получила 1,68, УЭК — 1,5. Это значит, что особой разницы между системами на рынке не видят. Итоги голосования скорее можно расценивать как сигнал Сбербанку, что его желание продвинуть своего платежного оператора банкиры не разделяют. Для УЭК, которая числилась явным фаворитом на предыдущих этапах обсуждения, это сюрпризом не стало. Ее представители уже выразили сомнение в результатах голосования, обвинив экспертов в том, что те подошли к нему слишком эмоционально. Но выбор экспертов в любом случае почти ничего не решает. Претендентов на роль национальной платежной системы еще ожидает голосование в рамках рабочей группы по ее созданию, а заключительное слово в любом случае за главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной. Кроме того, власти до сих пор окончательно не отказались от идеи строить систему с нуля.
В смежных вопросах тоже много неразберихи. Не начато как следует создание межхостинговых соединений между банками (напрямую, исключая платежные системы), способных обезопасить платежный рынок от очередных американских санкций. В подвешенном состоянии остается и вопрос о будущем международных платежных систем (МПС) Visa и MasterCard в России. Им то угрожают запредельными штрафами и обеспечительными взносами, то смягчают соответствующие требования. Тем не менее финансовый патриотизм, разыгравшийся в середине весны, сейчас ослаб. А это значит, что самое время вдумчиво и без горячки определить, что именно мы хотим иметь под видом национальной платежной системы и какую роль в ней будет играть объективная реальность. Президент велел заблокировать Напомним, как создание национальной платежной системы превратилось в один из государственных приоритетов. В конце марта в рамках санкций министерства финансов США Visa и MasterCard заблокировали трансакции по картам четырех российских банков: «России», его «дочки» Собинбанка, СМП-банка и аффилированного с ним Инвесткапиталбанка. Событие не беспрецедентное: международные платежные системы уже не раз использовались американскими властями как оружие против политических врагов. В конце 2010 года платежные системы блокировали пожертвования в адрес сайта WikiLeaks. Через год были заморожены трансакции по банковским картам, выпущенным в Сирии, — в рамках экономических санкций против правительства Башара Асада. Были и менее политизированные случаи блокировок: например, во время кризиса 1998 года Visa и MasterCard останавливали трансакции по картам дышащих на ладан российских банков. Как такое вообще возможно? Любая карточная трансакция, по сути, начинается с информационного потока. Когда вы, например, пытаетесь снять деньги в банкомате, машина отправляет в процессинговый центр своего банка запрос на авторизацию. Если вы вставляете карту в «родной» банкомат — все просто. Запрос поступает в банк, и тот сразу же передает подтверждение. Сложности возникают, если банкомат принадлежит другому банку: чтобы подтвердить вашу трансакцию, ему сначала необходимо узнать, кто выпустил вашу карту и есть ли на ней вообще средства для совершения операции. Здесь к процессу и подключаются международные платежные системы. Банк, которому принадлежит банкомат, отправляет запрос в операционный центр Visa и MasterCard, к которым подключены почти все банки мира. Именно МПС и сводят банки-эмитенты с банками-эквайерами или владельцами банкоматов по всему миру. В этом и заключается их конкурентное преимущество и основная угроза: Visa и MasterCard в любой момент могут заблокировать информационные потоки, проходящие через их операционный центр, как это и случилось в случае с банком «Россия» и СМП-банком. Подобных операционных центров в мире всего несколько: MasterCard обходится двумя (один — резервный), еще четыре есть у Visa. Все они, разумеется, расположены за пределами России. А значит, никаких рычагов, чтобы предотвратить блокировки, у российских властей нет. А сами Visa и MasterCard, будучи зарегистрированными в США, обязаны подчиняться американским законам, даже если они болезненно бьют по их бизнесу. Пластик в автономном режиме Что произойдет, если платежные системы заблокируют не отдельные, а все российские банки (как, к примеру, было в Сирии)? О международных трансакциях придется забыть: за границей банковские карты превратятся в бесполезный кусок пластика. Тем не менее об остановке всех платежных процессов внутри страны речи не идет. Показателен пример СМП-банка, пережившего сначала блокировку платежей, потом их разблокировку через несколько дней и затем окончательное отключение от Visa и MasterCard в рамках второго пакета санкций в апреле. «Снятие наличных средств в банкоматах с момента введения санкций было наименьшей проблемой для держателей наших карт, — рассказывает Елена Дворовых, вице-президент СМП-банка. — Дело в том, что СМП-банк входит в Объединенную расчетную систему, и помимо наших банкоматов и офисов клиенты могут воспользоваться всеми устройствами, их порядка 25 тысяч по всей России, принадлежащими банкам — участникам ОРС». К тому же между многими банками в России установлены так называемые межхостинговые соединения, позволяющие обходиться без услуг процессинга международных платежных систем. У того же СМП-банка подобное соединение есть с «Уралсибом», в ближайшей перспективе банк планирует подсоединиться к банкоматной и эквайринговой сети Сбербанка. «После установки межхостинговых соединений с рядом банков количество доступных банкоматов стало еще больше, — говорит Елена Дворовых. — С течением времени значительно увеличилось количество точек, где можно расплатиться картой, в данный момент это порядка 100 тысяч магазинов и других предприятий. После заключения соглашений с крупнейшими банками расплатиться нашей картой можно будет практически везде на территории России»
Никак не коснутся блокировки Visa и MasterCard мобильного или интернет-банкинга. Платежи в адрес операторов сотовой связи или коммунальных служб через МПС не проходят. Это трансакции, идущие через налаженные системы взаимодействий, соединяющие плательщика и получателя платежа, как если вы приходите в банк и, заполнив платежку, отправляете деньги по указанным реквизитам. Так что глобального возвращения в эпоху наличных не предвидится. Другое дело, что привычка к безналичным расчетам у россиян только-только начала формироваться, и вернуть им привычку пользоваться картами только для снятия зарплаты в банкомате очень просто. К тому же резкие действия со стороны Visa и MasterCard способны существенно ухудшить финансовое состояние банка: на любые проблемы клиенты банка реагируют предсказуемо. Когда карты СМП-банка были отключены от процессинга международных платежных систем, его вкладчики буквально за несколько дней забрали из банка около 4 млрд рублей — 5% общего объема депозитов. Еще 5 млрд забрали клиенты — юридические лица. К тому же жива в памяти история отзыва лицензии у Мастер-банка, на чьем процессинге «сидело» много небольших банков. В какой-то мере именно коллапс карточных расчетов спровоцировал мини-кризис в банковской сфере в конце прошлого года. Своя, родная, национальная Снизить зависимость от Visa и MasterCard стоит не только ради того, чтобы обезопасить банковскую систему. У вопроса есть и экономическая сторона. Основу заработка платежных систем составляют комиссии за услуги операционных центров. Сами по себе они исчисляются долями процента, но из-за большого количества запросов суммы выходят впечатляющие. Так, в 2010 году комиссионный доход Visa и MasterCard в России оценивался в 4 млрд долларов. Отщипнуть кусочек от выручки МПС, оставив эти деньги в стране, — хороший стимул для развития национальных платежных систем. И Россия здесь не единственная страна, озаботившаяся созданием национального игрока, способного потягаться силами с Visa и MasterCard, — по количеству карт в обращении МПС отстают от многочисленных локальных и корпоративных платежных систем (см. график 1). Наиболее успешная из них — китайская China Union Pay (CUP), логотип которой стоит на четверти всех карт, выпущенных в мире. Залог такого успеха — исключительное право на обработку всех трансакций внутри страны. Сегодня CUP уже начинает активно конкурировать c Visa и MasterCard на глобальном рынке. Другие страны предпочитают не вводить настолько строгие ограничения на работу Visa и MasterCard и строят свои национальные платежные системы на конкурентном рынке. Причем делают это давно и небезуспешно. Например, японский платежный оператор Japan Credit Bureau (JCB) имеет почти пятидесятилетнюю историю и давно выступает заметным игроком на мировом рынке. А в соседней с нами Белоруссии еще 20 лет назад была создана система «Белкарт». При населении страны 9,4 млн человек на начало прошлого года в обращении находилось более 4,9 млн платежных карточек

Сейчас весь этот опыт хотят использовать в России. Правда, за прошедшие с начала обсуждения месяцы более или менее четкие контуры национального платежного оператора так и не вырисовались. «Обсуждением построения национальной системы платежных карт занимаются сейчас все, кто хочет, — говорит Владимир Кузнецов, директор департамента банковских карт СБ Банка. — А специалистов, которые понимают, что происходит на самом деле и что в итоге должно быть на выходе, гораздо меньше. Поэтому пока все выглядит как политическая борьба за собственные интересы и за нахождение в тренде». Недавнее экспертное голосование между УЭК и «Золотой короной» это только подтверждает. Причем комичная история об «эмоциональном голосовании» скрывает скучные технические, но гораздо более важные проблемы. Даже если один из уже существующих операторов будет выбран, остается вопрос, как именно из него сделают национальную платежную систему. Во-первых, технология и инфраструктура платежной системы едва ли легко отделимы от её бизнеса. А национальную платежную систему предполагается создавать как компанию, на 100% принадлежащую Банку России. Во-вторых, возможности и УЭК, и «Золотой короны» еще далеки от идеала. «Один из называемых сегодня кандидатов на создание национальной системы платежных карт теоретически может осуществлять клиринг и процессинг на территории России — так же, как MasterCard и Visa в рамках глобального рынка, — соглашается Олег Гришин, председатель правления платежной системы “Рапида”. — Но если технологически компания, может быть, и готова, то эмиссионная и эквайринговая составляющие у нее отстают: на первом этапе компания стать общенациональной системой, вероятно, не сможет. Она не объединяет в себе достаточного количество банкоматов и у нее нет достаточной эквайринговой сети». Чтобы полностью покрыть все внутрироссийские трансакции по картам, российским банкам придется в массовом порядке подключить к технологической компании национальной системы платежных карт свои банкоматы и терминалы. Но после этого возникнет ряд вопросов. «Работу карточной системы условно можно разделить на два процесса: процесс обмена информацией, ее обработки и процесс расчетов по ней, — рассказывает Владимир Кузнецов. — Первый процесс — информационный — теоретически может циркулировать внутри локальной системы, как будто это один банк работает со своими банкоматами, эквайрингом и картами. Но как будут проводиться расчеты? Кто будет расчетным банком, где будут расчетные центры? На какой технологической платформе все это делать? Точнее, какая национальная технологическая платформа все это потянет? Над этой инфраструктурой Visa и MasterCard работали десятилетия. Построить это у нас за полгода просто нереально». К тому же определенные трудности создают и недавние законодательные инициативы, согласно которым платежная система должна строиться на отечественных программных решениях, а карточки должны быть созданы из российских материалов. «Мы сейчас хотим создать нашу национальную карту с процессингом внутри страны, да еще и полностью созданную из отечественных деталей. Но, к примеру, чип, который должен стоять на этой карте, в России еще никто не делает», — говорит Олег Гришин. Так что строительство российской платежной системы, очевидно, затянется на долгое время, в течение которого платежную инфраструктуру (от банкоматов до терминалов, установленных в торговых точках) ждет болезненное переформатирование, а население получит неудобную пластиковую карточку, которую, как и десять лет назад, будет использовать в основном для походов к банкоматам. Нет четкого решения и еще в одном вопросе. Когда Visa и MasterCard заблокировали карты «России» и СМП-банка, прозвучала правильная идея: прежде чем строить собственную платежную систему, необходимо обезопасить карточные расчеты, создав масштабные межхостинговые соединения между банками. «ЦБ разослал опросник всем банкам о готовности каждого построить межхостинговые соединения, — рассказал “Эксперту” один из представителей банковского сообщества. — Нужно было указать, с кем они могут быть построены, и назвать причины, по которым это может быть не сделано в срок — к 1 августа. Пока что этот процесс очень разрознен и строится исключительно между теми участниками, кому это интересно делать. В рамках национальной платежной инфраструктуры никто этим не занимается». Олег Гришин объясняет, почему банки так неактивно налаживают связи друг с другом: «В России в рамках банковских групп построены межхостинговые соединения, но эти группы совсем не обязательно имеют межхост с другими банковскими группами или отдельными банками. Во-первых, это слишком сложная задача, чтобы быстро ее решить. Во-вторых, есть некое конкурентное поле, и строить межхостинговые соединения с конкурентами не самое тривиальное решение. К тому же многим банкам, особенно региональным, организовывать межхост может быть просто бессмысленно». Так что, очевидно, эту задачу необходимо решать сверху, а именно усилиями ЦБ. «Если мы хотим обезопасить наши трансакции от каких-то решений со стороны, нужен какой-то национальный технологический оператор, к которому всем было бы необходимо подключиться, — соглашается Олег Гришин. — Это как раз и должна быть НСПК, стопроцентная “дочка” Центрального банка, которая будет выполнять расчеты. А вот информационный процессинг может быть сделан, предположим, одной из существующих российских компаний». Показательная порка Еще один важный вопрос: как будет налажена дальнейшая работа Visa и MasterCard в России? Единого мнения в официальной риторике пока что не прозвучало, но нынешние законодательные инициативы явно нацелены на выдавливание международных платежных систем с рынка. Напомним, что принятые в начале мая поправки к закону «О национальной платежной системе» разделили всех работающих в России «платежников» на национально значимых и все остальных. Чтобы попасть в первую группу, необходимо разместить процессинговую инфраструктуру внутри страны, иметь российских бенефициаров и работать по одобренным ЦБ технологическим решениям, тоже, очевидно, российского происхождения. Visa и MasterCard в эту категорию не попадают, значит, на них распространяются требования, подготовленные законодателем для компаний, национальной значимостью обделенных. Такие платежные операторы обязаны регулярно вносить на специальный счет в ЦБ так называемый обеспечительный взнос. Обеспечительный взнос — залог того, что МПС не будут впредь отключать российские банки от своего процессинга. За самовольную блокировку карточных операций платежные системы будут штрафовать на 10% этого депозита. Изначально взнос был равен двухдневному обороту. Для МПС это грозило обернуться отвлечением из бизнеса колоссальных сумм: в Visa, например, подсчитали, что размер взноса в несколько раз превышает годовой доход компании на российском рынке. Затем, очевидно, драконовские нормы все же решили смягчить. На Санкт-Петербургском международном экономическом форуме представители платежных систем встретились с первым вице-премьером Игорем Шуваловым и главой Минфина Антоном Силуановым. В ходе встречи было решено снизить размер страховых депозитов для МПС. Соответствующие поправки в Закон об НПС — уже вторые за несколько месяцев — на прошлой неделе одобрил Совет Федерации. Правда, на какую сумму Visa и MasterCard придется раскошелиться по новым правилам, неизвестно. Размер и правила внесения взносов будет определять Центральный банк. И методика определения обещает быть сложной. На эти законодательные фортели международные платежные системы реагируют по-разному. MasterCard, например, выказала твердое намерение остаться в России в любом случае. Недавно компания объявила тендер на поиск российского партнера, который обеспечивал бы клиринг, авторизацию и расчеты по внутрироссийским операциям MasterCard. Если такой подрядчик будет найден, у компании есть все шансы получить статус национально значимой и уйти от обязанности вносить запредельные взносы в ЦБ. На это у нее осталось еще четыре месяца. Visa же, как выяснилось на днях, будет строить в России свой процессинговый центр и явно за четыре месяца не успеет стать национально значимой. Между тем Наиболее разумный вариант — развивать национальную платежную систему в сотрудничестве с международными гигантами. «Двадцать лет назад было примерно так же, только тогда вся активность исходила от банков, — рассказывает Владимир Кузнецов. — Были созданы российские платежные системы SТВ Card и UnionCard, которые развивались гораздо более высокими темпами, чем МПС, но потом проиграли в конкурентной борьбе с Visa и MasterCard. Продвигалась тогда весьма простая идея: совместить эти карты с международными, чтобы в России они работали как национальные, а за рубежом — как международные. И такие карты были выпущены. С тех пор ничего не поменялось, и все сегодняшние новаторские идеи — не что иное, как хорошо забытое старое. В общем, до сих пор эта идея наиболее разумная»

Источник.
Tags: разное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments